Интервью Туомаса Холопайнена: Nightwish выпустят альбом весной 2020, возвращение Юкки под вопросом (24.06.2018, Metalwani)

Туомас Холопайнен из Nightwish: новый альбом в 2020, новая информация о здоровье Юкки и больше никаких клипов.

- Привет, подписчики Metalwani, сегодня мы имеем честь разговаривать с Туомасом из Nightwish. Итак: вы выпустили альбом-компиляцию Decades, на котором представлена ваша дискография в обратном порядке. Мой первый вопрос: сейчас, когда вы уже выступали с сетлистом из этого альбома, каково это – заново открыть некоторые песни, многие из которых вы не играли вживую больше десяти лет?

ТХ: Вообще это была уморительная машина времени, путешествие по тропам памяти. Играть некоторые из песен – больший вызов, чем в случае с другими, в основном из-за текстовой составляющей. Всё эволюционировало, я эволюционировал как человек и как автор песен, я бы никогда не написал таких текстов снова. Но оглядываясь назад, я всё ещё ценю их, я горжусь ими. Играть такие песни, как, не знаю, The Carpenter, Dead Boy’s Poem – непросто, нужно настроиться на определённый лад, чтобы исполнить их хорошо. Так что это было вызовом, но в остальном – это был прекрасный тур.

- Мой следующий вопрос как раз связан с этим: когда вы выступаете, какую песню из каждой эры Nightwish вам по-настоящему нравится играть?

ТХ: Это меняется от вечера к вечеру. Есть песни, играть которые – всегда большое удовольствие, как The Greatest Show On Earth, например. Мне очень нравится атмосфера I Want My Tears Back, потому что она заставляет зрителей танцевать. Такой маленький радостный момент. Ghost Love Score – тоже одна из этих песен, потому что она тоже всегда зажигает зрителей. Когда Флор берёт эту финальную ноту – просто мурашки по спине у всех. Это просто несколько для примера.

- Вы упомянули Ghost Love Score. Фанаты быстро заметили, что вы немного изменили финал живой версии. Чья это была идея?

ТХ: Я не помню. Мы провели три или четыре недели, репетируя новые песни. Мы сделали для них новые аранжировки – поехали в Будапешт и записали некоторые оркестровки с местным оркестром. Потом мы просто играли с ними на репетициях, предлагали разные изменения. Честно говоря, я не могу вспомнить, кто придумал именно эту маленькую штуку.

- Хорошо. Вы начали работу над новым альбомом Nightwish. Я слышал, что он уже в разработке. Можете посвятить нас в детали – что уже готово, каков прогресс,

ТХ: Всё пока что на стадии написания песен. Я написал примерно 78% материала, но никто ещё не слышал ни одного такта. Пока нет файлов с песнями. Так что всё ещё на очень раннем этапе. Но! Это выглядит очень хорошо, и я очень доволен тем, что пока что получается. Идея состоит в том, что следующим летом, в июне 2019, мы вновь отправимся в репетиционный лагерь, начнём работать над альбомом, запишем его, и, если всё пойдёт по расписанию, весной 2020 мы его выпустим, после чего вновь отправимся в длительный тур.

- Некоторые ваши фанаты хотели бы знать, как дела у Юкки, вашего ударника, который сейчас в отпуске. Есть ли у вас новости от него, примет ли он участие в новом альбоме?

ТХ: Мы виделись с Юккой на прошлой неделе – ходили на бейсбольный матч. Он очень вовлечён в группу, но его участие как ударника всё ещё под знаком вопроса. Его бессонница не прошла окончательно, хотя ему гораздо, гораздо лучше. Кроме этого, у него была операция на руке в начале года, и он не мог играть. Так что, честно говоря, я не знаю, каково будущее. Сейчас у нас есть Кай, он будет играть до конца тура, безусловно, но потом мы посмотрим в начале следующего года, как Юкка себя чувствует, что нам готовит будущее.

- Мой следующий вопрос связан с тем, что немногие группы в состоянии снять целый фильм, который сопровождает альбом. Это уникально, особенно для группы на симфоник-метал-сцене. Собираетесь ли вы с чем-нибудь экспериментировать в таком роде? Возможно, более старые альбомы, или что-то, что вы напишете в будущем?

ТХ: Простой ответ: нет. Это определённо было нечто одноразовое. Если вы думали, что музыкальный бизнес сложен, попробуйте кинобизнес (смеётся). Это было, как нырнуть в глубину, не зная, что там скрывается. Но я рад, что мы это сделали, и ни о чём не жалею. Я горжусь тем, чего мы достигли, но это точно было на один раз. И я ещё сомневаюсь, будем ли мы снимать музыкальные клипы в будущем, потому что я не так уверенно чувствую себя в этом. Возможно, будут новые форматы, которые мы исследуем в будущем, но честно – я не знаю.

- Мой следующий вопрос – про процесс написания песен, про ваше вдохновение и то, откуда вы черпаете идеи песен. Насколько мне известно, вы много читаете и черпаете вдохновение из источников, не связанных с музыкой. Так ли это, и можете ли вы привести примеры?

ТХ: Этот прекрасный и безумный мир сам по себе – огромное вдохновение для меня. Просто смотреть, что происходит. Всё хорошее, всё плохое, светлое и тёмное – бездонный колодец вдохновения. Но, конечно, иногда хочется писать про более детализированные, конкретные вещи. Например, про утку из комикса. Или про индейцев. Или я прочту книгу, которая вдохновит меня написать такую песню, как The Greatest Show On Earth, например. Так что это очень разнообразно. Самое важное – быть вдохновлённым хоть чем-то. Позитивным, негативным или просто чем-то, что должно выйти наружу.

- Следующие несколько вопросов будут связаны с выступлениями вживую. Начнём с Hellfest. Конечно, вы были здесь раньше. Что вы думаете про фестиваль? Как зрители реагируют на группу?

ТХ: Я думаю, мы были здесь три или четыре года назад впервые. У меня очень смутные воспоминания об этом – всё прошлое для меня размыто (смеётся). Так что не могу сказать. Просто меня не перестаёт потрясать, что такая огромная тусовка – я слышал, здесь где-то 160 групп и 80 сцен, и столько людей! – кто это всё организовывает, логистику и всё остальное? Я смотрю на это с благоговением.

- Какие-нибудь другие выступления или фестивали, которые задержались в вашей памяти, которые вы легко можете вспомнить?

ТХ: Я никогда не был на фестивале с другой стороны сцены, ни разу в жизни. Я боюсь больших толп и шума. Ещё я никогда не смотрю на другие группы, когда мы тоже выступаем, потому что приходится смотреть на них сбоку сцены, а это совсем не то.

- Я имел в виду, как артист – какие фестивали или живые выступления вы запомнили и могли бы о них рассказать?

ТХ: Опять же, всё размыто, потому что это уже в прошлом. Помню, однажды мы играли на финском фестивале в Лапландии, и мы начали в полпятого утра. Это было необычно. Потом мы играли на берегу Северного моря в Норвегии пять лет назад, и за сценой была большая палатка с костром. Было отлично! И во время нашего выступления шёл снег. Wacken Open Air в 2013, когда мы записали DVD “Showtime, Storytime” – это было необыкновенно. Маленькие вспышки там и тут, но всё остальное размыто (смеётся).

- Уже хорошо. Один из моих последних вопросов: будут ли какие-то сюрпризы на концертах, или у вас уже стандартный сетлист для всех шоу?

ТХ: Когда мы репетировали перед этим туром, мы составили сетлист из 22-23 песен, и мы просто перемешиваем песни – в зависимости от того, сколько времени у нас есть. Например, сегодня у нас самый короткий концерт за всё лето – 70 минут, так что пришлось вырезать несколько песен. Но всё равно будет отлично. Ха!

- Последний вопрос. Наверное, самое прекрасное – это как оркестр прекрасно встроен в ваши живые выступления и в студийные записи. Это не так-то просто, но вы делаете это уже больше 20 лет. Как это работает? Как вы решаете, какая оркестровая партия подходит к тому или иному риффу или мелодии, которые вы пишете?

ТХ: Ключевой момент: нужно встроить оркестр, а не использовать его как что-то дополнительное: «у нас есть оркестр, потому что это круто». Я думаю, что оркестр – это просто хорошо звучащие клавишные. Я бы так играл, если бы у меня было десять рук и самая лучшая библиотека сэмплов в мире. Оркестр должен быть частью песни, делать её более яркой, а не просто так в ней присутствовать.

- Отлично. Спасибо большое, Туомас, и всего самого лучшего сегодня вечером!

Перевод для RussianGlow&Nightcom выполнен Эстер Зыскиной. При копировании указывайте автора и источник! Спасибо :) 

 

Отправить ответ

avatar