Интервью Туомаса Холопайнена об аранжировках, музыкальном образовании, сольных проектах и планах на будущее (08.12.2015, GuitarMania)

Туомас Холопайнен, фото, Квебек, 2015GuitarMania Productions представляет: интервью с Туомасом Холопайненом из Nightwish. 8 декабря 2015, Вена, Австрия.

- Привет, это Туомас из Nightwish, и вы имеете честь смотреть канал GuitarMania.

- Туомас, привет и добро пожаловать в Вену!

- Большое спасибо!

- Вы уже в середине тура, и прошлой ночью вы отыграли фантастическое шоу. Как это было?

- Это определённо был один из лучших концертов до сих пор. Битком набитый зал, люди, полные энтузиазма. Группа находится в очень хорошей форме и, я думаю, химия между нами передаётся и аудитории. Так что да, всё идёт отлично.

- Обычно на GuitarMania мы разговариваем с гитаристами, так что это очень интересно для нас – поговорить с клавишником. Первый вопрос, который я хочу задать: как вы делаете аранжировки в Nightwish? Ты лидер Nightwish, автор всех песен. Вы придумываете аранжировки вместе с гитаристом, бас-гитаристом, или в одиночку?

- Ну, в Nightwish всё устроено так, что я в большой степени работник-одиночка. Я пытаюсь сделать все песни, даже аранжировки, настолько готовыми, насколько это возможно, вкладываю в песни столько, сколько чувствую необходимым. Большую часть риффов, даже ударные ритмы и штуки вроде этого. Я просто пытаюсь делать это настолько хорошо, насколько я могу сам. Потом я представляю песни и демо-записи, которые я сделал сам, другим участникам группы, и тогда мы начинаем процесс переаранжировки. Например, «можешь ли ты придумать сюда рифф получше?», или «может быть, здесь по-другому должен звучать бас?», или «а как насчёт именно такой вокальной линии?». Иногда песни меняются очень сильно. Например, песня “Nemo” изменилась очень сильно во время аранжировки. Иногда они вплоть до ударных идентичны изначальной демо-записи. Так что вот как оно у нас происходит. Что касается гитар, я стараюсь придумать риффы сам, например, все риффы в “Scaretale” придумал я. Но, опять же, в той же “Nemo” или в “Alpenglow” с нового альбома всё придумал Эмппу. То есть, «всё ОК, но, мне кажется, было бы интереснее, если бы я сделал вот так (напевает). – О, отлично, давай вот так!».

Туомас Холопайнен, фото- Я как раз хотел спросить – насколько ты позволяешь другим влиять на этот процесс.

- Когда они чувствуют, что может получиться лучше – вот и всё. То же самое с Флор – то есть «эта вокальная линия очень ничего, но что если я сделаю вот тут такую небольшую штуку? – О да, это идеально!». Или на новом альбоме – изначально структура песни “My Walden” была другой. И именно Трой предложил сделать структуру такой, добавить туда что-то вроде храмовых песнопений – и это действительно сработало. Но иногда всех вполне устраивает, что я придумал изначально, и тогда мы придерживаемся этого.

- Это хорошо. Так что ты делаешь основные части песен?

- Да, я делаю их максимально готовыми. Мне так нравится, потому что бОльшая часть песен ориентирована на сюжет истории, которая находится у меня в голове от начала и до конца, и чтобы оживить эту историю, рассказать её, нужна песня целиком, со всеми её маленькими деталями там и здесь. Вот почему я делаю их настолько готовыми, насколько возможно.

- Кто в группе влияет на тебя больше всего – Эмппу, Марко? Слышишь ли ты от них критику – позитивную критику, я имею в виду?

- Я думаю, каждый в равной степени, а не кто-то один. Я вспоминаю, как мы репетировали аранжировки прошлым летом… позапрошлым летом, да, так оно и происходило. Каждый высказывал небольшие идеи здесь и там. Единственное, к чему я никогда не прикасаюсь – это соло. «Делайте что хотите».

- Как ты начинаешь аранжировать, писать песни? Сначала у тебя всё основано на риффах, потом ты добавляешь больше оркестровой музыки – с чего ты начинаешь аранжировки?

- Это довольно сложно объяснить. Когда у меня есть история, которую я хочу рассказать, или идея, или место, куда я хочу направить слушателей, я просто слышу песню у себя в голове – со всеми аранжировками и тем, как она должна звучать – на довольно раннем этапе. Я не делаю сырую демо-запись, которую я потом аранжирую. Вся картина уже есть у меня целиком почти с самого начала.

- Это очень хорошо, потому что ты с самого начала знаешь, как это будет звучать…

- Да. Когда, например, дело доходит до оркестровых аранжировок, я знаю, что вот здесь именно так должна звучать туба, а там должен быть вот такой тромбон, а здесь – соло на электрической скрипке, а у струнных должен быть такой рваный ритм с этого момента. Я не могу написать партитуру для оркестра – я не знаю, как это делается, и здесь к делу присоединяется мистер Пип Уильямс. Но я действительно слышу все детали, которые я хочу там слышать. И это очень приятный процесс между мной и Пипом, потому что, прежде всего, я делаю демо, где играю все партии на клавишных, а он всё записывает и добавляет какие-то идеи от себя. Иногда он приходит ко мне и говорит: «Знаешь, это очень здорово, но здесь это совсем не вписывается», и тогда я говорю «ОК, тогда давай попробуем тут что-нибудь ещё».

- Откуда ты знаешь, что именно такие инструменты должны там звучать – например, туба? Это от того, что ты много работал с ними раньше?

- У меня базовое образование по классу фортепиано, кларнета, саксофона и музыкальной теории. Я ходил в музыкальную школу в детстве и получил свой так называемый финальный диплом в возрасте 16 лет. Так что я разбираюсь в музыкальной теории, я читаю ноты, могу записывать их, но когда речь идёт о нотах для целого оркестра – лучше обратиться к профессионалу. Кроме того, мне это не настолько интересно. Мне очень интересно писать песни, рассказывать истории, играть их. Поэтому для меня такая большая честь, что с нами работает такой человек, как Пип Уильямс. Я открываю музыку для себя каждый день, есть много вещей в музыкальной теории, про которые я думаю «Ух ты, здесь можно сделать и вот так! Это что-то совсем новое!». Думаю, кто-нибудь с серьёзным образованием может моментально разобраться во всём этом. Так что, я думаю, это идеальная комбинация – я ходил в музыкальную школу, у меня есть базовое понимание музыкальной теории, но не слишком глубокое, так что я всё ещё могу совершать открытия.

Туомас Холопайнен, фото- Да, это хорошо.

- Если ты понимаешь, о чём я.

- Вы с Эмппу – основатели Nightwish. Почему ты выбрал Эмппу как гитариста твоей группы? Вы ведь начинали как акустический проект…

- Да.

- Почему Эмппу?

- До Nightwish мы пару лет играли в школьных группах, отыграли вместе несколько концертов. Он просто очень, очень хороший парень. Мы сразу поладили, он отнёсся к игре на гитаре с большим энтузиазмом, он был очень хорошим гитаристом и до сих пор им является. Просто ближайший приятель, который умеет играть на гитаре.

- Это сработало хорошо.

- Да, это действительно хорошо сработало.

- Если говорить о других проектах, кроме Nightwish, в 2014 году ты выпустил сольный альбом. Это была давняя идея, или это получилось спонтанно?

- Это была очень давняя мечта, которая сбылась, если можно так сказать. Первый раз идея об альбоме про Скруджа у меня появилась в 1999 году, так что на создание альбома ушло 15 лет. Наконец-то у меня появилось время и финансы, чтобы сделать это.

- Как много занимает процесс записи и аранжировки – все эти 15 лет?

- Нет-нет, я просто держал это в голове 15 лет, собственно процесс написания, записи и микширования песен занял около года.

- Раз уж мы заговорили о годах, следующий, 2016 год – год 20-летия Nightwish. Группа была основана в 1996 году.

- Да.

- У вас есть какие-нибудь особые планы на этот год или на этот юбилей?

- На самом деле, нет. Не будет специального концерта к 20-летнему юбилею группы – мы прибережём это удовольствие для 25-летия, или 30-летия… или 50-летия! Кто знает… но не будет никакого крупного празднования. Совершенно случайно – это было объявлено сегодня – у нас будет концерт в Финляндии, в Himos, кажется, 20 августа следующего года. Это одно из двух шоу, которое у нас будет в Финляндии. И это практически с точностью до недели двадцать лет с того дня, когда Nightwish появился на свет. Я помню, что это было в августе 1996, но я не помню точную дату. Так что этот концерт можно назвать своего рода неофициальным концертом к 20-летнему юбилею.

- Вы планируете выпустить новый альбом в ближайшие несколько лет, или сейчас это занимает больше времени?

- Это займёт время. Endless Forms Most Beautiful потребовал усилий, и этот тур тоже потребует усилий. Думаю, мы сделаем небольшой перерыв после этого тура. Посмотрим… последние несколько месяцев у меня не было искры, чтобы думать о новом альбоме. Когда-нибудь это точно произойдёт, но пройдёт несколько лет.

- А твой соло-альбом?

- Никогда не знаешь наперёд. Эта штука со Скруджем, я думаю, была единственной в своём роде. У меня нет амбиций продолжать соло-работу, потому что почти всё, что я хочу делать в музыке, я могу делать с Nightwish – это так многообразно. Так что таких амбиций нет. Может быть, другие проекты, но не соло. В этом есть что-то неправильное. Да, и в будущем году выйдет DVD. Судя по всему, в конце следующего года.

- С концертами?

- Да, мы снимаем многие концерты в этом туре.

- Может, и сегодня вечером тоже?

- Нет, сегодня нет. Мы не можем позволить себе записать все концерты. Но, скорее всего, одно из крупнейших шоу мы запишем.

- Туомас, большое спасибо тебе за это интервью.

- Большое спасибо!

guitarmania.eu

Перевод выполнен специально для фан-клуба RussianGlow. При копировании просьба указывать источник!

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz