Интервью Туомаса Холопайнена, Йоханны Куркелы и Троя Донокли об Auri: создание альбома, его концепция и концерты (Kaaos TV, 10.02.2018)

ТХ: Всем привет, это Туомас из AURI…

ЙК: …Йоханна…

ТД: …и Трой!

ТХ: И вы имеете удовольствие смотреть Kaaos TV!

- ОК, всем привет, Kaaos TV сегодня в Хельсинки, и мы имеем честь разговаривать с группой AURI – господином Туомасом Холопайненом, Йоханной Куркелой и Троем Донокли. Прежде всего, здравствуйте и добро пожаловать на Kaaos TV.

Все: Спасибо, быть здесь – чудесно!

ТД: Kaaos TV – мой любимый канал.

- Итак, в целом – как начался для вас год?

(все смеются)

ТХ: Нужно было активировать мозг. Снова – после отпуска, после чудесного года перерыва, который в итоге оказался не таким уж и годом перерыва.

- Причина, по которой мы здесь собрались – конечно, дебютный альбом AURI, который будет выпущен в марте. Изначально проект был начат, я думаю, в 2011 – можете рассказать нам о тех временах?

ТХ: В 2011 году, так сказать, было посажено семя – тогда Трой написал первую песню под названием «Aphrodite Rising». Это целая история. Но мы знали, что в какой-то момент мы втроём будем создавать музыку вместе, потому что наш взгляд на музыку и жизнь… и всё остальное… настолько един, и это такая редкость, что нам нужно было собраться и понять, какую музыку мы сможем создать втроём. Но долгие годы у нас были другие обязанности: сольная карьера Йоханны, мы в Nightwish были очень заняты туром и альбомом Endless Forms Most Beautiful – у нас просто не было возможности реализовать эту мечту под названием AURI до 2017 года. В какой-то момент в 2016 году мы вдруг осознали, что… «- Что ты делаешь в следующем году? Что у тебя в расписании? – Да вроде нет, ничего. – Так как насчёт сделать что-нибудь?». И это было немножко беспорядочно, потому что первое, что мы сделали в прошлом марте – сделали промо-фотосессию с группой и пейзажами для буклета альбома. И это в каком-то роде вдохновило и даже заставило нас продолжать записывать сам альбом.

- А песни были написаны за эти шесть лет? Или они были закончены во время перерыва Nightwish? Как это происходило?

ТД: Да, это был довольно необычный способ создания альбома, правда! С первых семян проекта… это не проект, это сущность… но с самого начала – потому что мы у нас были обязанности, сольная работа Йоханны, мы с Туомасом в Nightwish – мы положили всё в морозильник, заморозили саму идею об этому. Но она всегда была с нами, шептала нам, говорила, что это должно произойти. Всё это время мы ничего не делали для AURI, только разговаривали об этом, когда бы мы ни встречались. Мы знали, что это будет какой-то эксперимент, мы не знали, как это в итоге «затвердеет», станет реальным. Итак, когда мы сделали эту странность – фотосессию для альбома до того, как появился сам альбом – создание музыки действительно набрало силу, сильно ускорилось. Мы сделали всё за полгода. У нас 11 песен на альбоме, но 10 из них мы записали за шесть месяцев. Это самое быстрое, над чем мы когда-либо работали! Но мы были так глубоко вдохновлены, что эта вещь как-то сама взяла и написалась.

- Было ли у вас какое-то видение того, как вы хотите, чтобы звучала эта… сущность?

ЙК: Просто ясное понимание, что мы хотим открыться этому, погрузиться в музыку, описать с помощью музыки, кто мы, и дружбу, которая нас объединяет, связь и любовь к одним и тем же вещам в жизни. Мы любим одни и те же фильмы, одну и ту же музыку, и воспринимаем мир примерно одним и тем же способом. Такая связь и такая гармония действительно редки между другими людьми.

ТХ: Я не думаю, что мы когда-либо обсуждали, какие песни и какую музыку мы хотим написать для этого проекта. Когда мы решили продолжать работать над AURI… «Окей, давайте напишем несколько песен – каждый из нас, дома», но мы никогда не говорили ничего вроде «А как насчёт записать несколько баллад? Запишем песню с акустической гитарой? Давайте включим чуть-чуть Ханса Циммера или Вангелиса!» - ничего такого не было! Песни просто приходили самым естественным путём. Какие-то в Йоркшире, какие-то в Китее. Затем они остановились на одиннадцати, и когда мы слушали, что нам удалось достичь – «Это идеально! Давайте работать над этим!». Но это была абсолютная свобода музыкального самовыражения. Мы не говорили об этом…

ТД: Не говорили. И мы искренне доверились инстинкту.

ТХ: «Инстинкт» - то самое слово!

ТД: Эта вещь выросла сама собой. Почва, на которой она выросла – наша любовь к жизни, к миру – к такому, какой он есть, здесь и сейчас. Так что это была почва, которую… опять метафоры! Мы просто полили её нашей любовью к ней и нашим энтузиазмом, нашими инстинктами. И эта штука просто выросла, обвилась вокруг нас. И… вот мы здесь!

- Вы сначала написали музыку полностью, а потом переключились на тексты, или они рука об руку? Как это происходило?

ТХ: Рука об руку, да.

ТД: Определённо. Но это было невидимо. Это было сделано незаметно, потому что у нас была такая ситуация при написании музыки: Китее здесь, Северный Йоркшир там, и мы швырялись музыкой друг в друга. Но не как грязью, не как драка комками грязи – мы кидали эту музыку, и ловили её, и забирали в свои… чертоги мечты, и начинали собирать всё вместе. Другая прекрасная вещь в работе с людьми, с которыми ты очень близок – нет никаких вопросов. Нет вопросов управления. Туомас уже говорил на этой неделе, что у нас нет лидера. Нет фронтмена или фронтвумен, и, самое важное, нет продюсера. Эту музыку выпускает почва, на которой выросло это чудесное растение. У нас была чудесная ситуация – не было никакого страха перед выступлениями. Мы были в этом состоянии в течение шести месяцев, что для многих людей – невозможная вещь: мы были внутри этого, что, опять-таки, позволило нам приобрести скорость создания, и оно расцвело у нас на глазах, сверкая жизнью. Так и произошло. Так что это действительно нетипичный способ работы. Я хочу сказать, в наш век люди пересылают друг другу медиа-файлы по всему миру, но иногда понимаешь, как это скучно. В этом есть отсутствие контакта. Но с AURI это сработало нам на пользу. Мы работали над этим в своих собственных маленьких мирах, но в то же время мы были совершенно взаимосвязаны. Йоркшир и Китее – в идеальной гармонии!

(все смеются)

ТД: Как всегда и было! Йоркшир и Китее – это…

- Одно и то же!

ТД: В точности!

- Конечно, вы часть Nightwish, и ваши фанаты ждут от вас определённого стиля музыки, но с этим, я думаю, у вас были абсолютно развязаны руки, чтобы делать то, что вам хочется. Насколько это расслабляющее чувство?

ТХ: С Nightwish оно такое же расслабляющее. Я не думаю ни о чьей реакции, правда. Должна быть музыкальная свобода, должны быть мир и одиночество, когда ты пишешь песни, ничто не должно отвлекать. В этом смысле у Nightwish и AURI одна и та же почва. Конечно, есть огромная разница в динамике этих групп, потому что AURI – это новшество, это трио, у которого вот-вот выйдет первый альбом, а Nightwish – это совершенное чудище, которому уже 22 года, и это секстет с длинной историей. В этом разница, но когда дело доходит до сути, почему эти две группы существуют, и почему мы создаём песни для них и с ними – это одно и то же, никакой разницы.

- Я помню, как мы разговаривали про Endless Forms Most Beautiful, и вы мне сказали, что вы чувствуете себя опустошённым с музыкальной точки зрения. Насколько вас вдохновило AURI для будущей работы с Nightwish?

ТХ: Оно изменило многое, если не всё. Я не скрываю, что после Endless Forms Most Beautiful я словно был в вакууме, я был действительно опустошён. Не отчаявшимся, не несчастным, а выжатым в хорошем смысле слова – окей, теперь мы сделали, по нашему мнению, наш лучший альбом, в особенности – последнюю песню, The Greatest Show on Earth, которая была своего рода вершиной для меня как для автора. И, наверное, именно поэтому я себя так чувствовал – «я чувствую себя пустым, я не уверен, что остались ещё какие-то нерассказанные истории для Nightwish». И это чувство продолжалось где-то полтора года, пока мы не завершили альбом AURI в конце сентября прошлого года. И каким-то образом – я не могу этого объяснить – это открыло все дамбы в написании песен для Nightwish. Когда я слушал итоговый вариант альбома AURI, я снова почувствовал себя свободным. Абсолютно свободным, счастливым и по-настоящему вдохновлённым для новых песен Nightwish. И этим я занимался 24/7 с октября прошлого года. Так что эти вещи, похоже, дополняют друг друга.

- Я как раз об этом хотел спросить – очевидно, этот проект отличается от того, что вы делаете в Nightwish. Кажется ли вам, что в AURI есть что-то, что могло бы быть новым шагом для Nightwish?

ТХ: Это две разные сущности. Когда я пишу для Nightwish, я знаю, что я пишу для Nightwish. И когда я писал песни для AURI, я знал, что они точно делаются для AURI. Я никогда не писал музыку таким образом, что я сначала «джемую» и пишу что-то, а потом думаю, что, может быть, я мог бы предложить это такому-то проекту, или что эта песня, возможно, об этом, или что я предложу её звукозаписывающей компании для другого артиста. Я должен знать, для кого или для чего я создаю музыку.

- Наконец, о текстовой стороне альбома: есть ли у него какая-то общая тема, или это просто отдельные песни с точки зрения текстов?

ТД: Эта общая тема – то, о чём говорила Йоханна ранее. Она об отношениях трёх людей, у которых крайне глубокий взгляд на силу музыки, её предназначение, источник. Все вещи, которые создают нашу жизнь – внутри этой темы. Но эта тема прозрачна, её сложно описать. Но всё внутри музыки. Когда кто-нибудь включает эту музыку, и у него захватывает дыхание от красоты, или ему хочется танцевать – да что угодно! – это и есть всеобъемлющая тема в AURI, которая происходит от чего-то, во что мы трое влюблены и чему преданы – это исследование жизни и любви. Всё там, просто это зависит от вашего подхода. Я хочу сказать… Интернет – роскошная и чудесная вещь, но он ещё и опасен. Социальные медиа обесцвечивают отношение людей к разным вещам. Нужно оставаться вне этого, чтобы быть художником. Всеобъемлющая тема AURI – это абсолютная свобода. Не только музыкальная, но и свобода от всех условий, от отношения людей, их требований. Нужно быть абсолютно независимым. AURI – самая независимая вещь в моей жизни. Туомас был освобождён ею, Йоханна преобразила способ своего пения, и я тоже преобразился – когда убедился, что всё, о чем я мечтал, возможно.

- Наконец, о будущих планах. Планируете ли вы концерты с AURI?

ТД: Всё уже забронировано!

(Йоханна смеётся)

ТД: Будет много концертов – 372-дневный тур в 2066 году. В основном в саунах и соборах. Да, мы даже сыграем в вашем доме, если хотите.

- Круто! На следующей неделе!

ТД: Мы сыграем, где угодно!

 - А если серьёзно?

ТД: Серьёзно – планируем. Мы должны. Это часть Большого Плана, что бы это ни значило. Эти вещи мы не до конца понимаем. Эта штука живёт и ведёт нас за собой. В абсолютной гармонии и в идеальном тандеме с Nightwish. Невероятное положение!

- То есть вы чувствуете, что что-то должно быть исполнено вживую?

ТХ: Долгое время я воспринимал это просто как проект, в котором мы сделаем один или два альбома без концертов. Но после завершения альбома я его послушал и полностью переменил своё отношение. Это не проект, это сущность, это группа, это что-то, чем мы должны заниматься очень длительное время.

ТД: Мы заключили пакт, что будем продвигать это и следовать за этим как минимум ещё тысячелетие. Как минимум – ещё тысячу лет. Потому что мы слишком любим это. Почему мы должны останавливать что-то, что мы абсолютно обожаем? Этим мы и займёмся. Я лично не могу – НЕ МОГУ дождаться, когда добрый корабль Nightwish поднимет паруса – через пару месяцев мы отправляемся в Америку, и я не могу дождаться, когда я окажусь там с дорогими мне во всех аспектах людьми. То же самое относится и к AURI, ко всем троим из нас. Мы не можем дождаться этого! Играть музыку с друзьями – одна из величайших радостей в жизни.

- Спасибо огромное вам за это интервью – всем троим. Огромной удачи вам с этим в будущем! Что вы хотите сказать напоследок фанатам, которые это потом посмотрят?

ТД: Ну, у нас пока нет фанатов (смеётся).

- Они наверняка у вас есть!

ТХ: Никто ещё не слышал альбом, поэтому у нас нет ни одного фаната. Надеюсь, что где-то там есть будущие фанаты.

ТД: Да, мы действительно, искренне надеемся, что AURI даст людям что-то, большое или маленькое. Хотя бы малейшее чувство удовлетворения, которое есть у нас.

- Большое спасибо!

Перевод Эстер Зыскиной для фан-клуба RussianGlow&Nightcom. При копировании, пожалуйста, указывайте автора и переводчика! Спасибо!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar