Интервью Марко Хиеталы о его детстве и записи нового альбома Endless Forms Most Beautiful ( журнал Crank it Up) 03.02.2015

Марко Хиетала, фотоNightwish – чудо жизни на понятном уровне

Когда в одном предложении упоминались опера и метал, в девяти случаях из десяти это ассоциировалось с финскими Nightwish. С группой, чьи взрывные аранжировки и запутанные смены вокалисток поместили и их, и Финляндию на всемирную карту метала. Уже почти два десятка лет они ездят по всему миру, и встаёт вопрос – не будет ли их будущий девятый альбом их персональным рекордом в том, как далеко они могут зайти с оркестровыми аранжировками? По крайней мере, это запись, научный подтекст которой заставит парочку слушателей поднять брови.

- Не уверен, что можно сказать, что я пытаюсь бросить курить, поскольку я всё равно получаю свою дозу никотина вот от этой штуки, - говорит басист Марко Хиетала, затягиваясь электронной сигаретой. – Но да, это избавляет меня от перекуров и выходов на улицу, чтобы покурить.

Как будто подтверждая это заявление, за окном гостиничного номера яростно бушует вьюга. Журналистам раздали по одному mp3-плееру на несколько человек, на каждом плеере был записан новый альбом Nightwish – EFMB. Расслабившись в кресле, 49-летний басист начинает рассказывать про новый альбом группы.

- Если взять все оркестровые аранжировки, гитары, все инструменты и хор, думаю, в итоге у нас было около 600 студийных дорожек. Конечно, нужно было ограничить и смикшировать эти дорожки до количества, с которым более удобно работать в студии. К счастью, микшировать это пришлось не мне, - добавляет Марко с ухмылкой, прежде, чем продолжить.

- Было много отдельных этапов творческого процесса. Туомас пишет большую часть музыки и тексты. На самом деле, это первый альбом, где я кое в чём принял участие [примечание переводчика на английский: наверное, он имеет в виду тексты, потому что музыку он писал и раньше]. Прошлой зимой я отправился к нему в гости, чтобы послушать кое-какие демо-записи. Постепенно мы начали приводить их в порядок, а весной вся группа собралась вместе. Следующие месяцы мы работали над материалом более персонально. Процесс был открытым – ничто не было высечено в камне. Как только мы закончили репетировать, началась запись. Кроме этого, мы летали в Лондон, чтобы записать симфонический оркестр и хор. Конечно, вокруг этого много всего, но альбом смикширован так, что за всеми аранжировками можно услышать группу.

Nightwish вытаскивают тяжёлую артиллерию не только в музыкальном плане. Одним из краеугольных камней музыки группы являются истории и сказки, которые лидер группы Туомас создаёт все эти годы. Их темы были разными, в этот раз группа фокусируется на науке и эволюции.

- Мне было важно разбираться во всём этом, чтобы правильно интерпретировать мысли, которые хочет высказать Туомас – особенно там, где я пою. Помимо этого, я был повёрнут на науке с самого детства. Я интересовался астрономией и хотел стать космонавтом. Для восьмилетнего малыша было огромным разочарованием узнать, что у Финляндии нет космической программы. Я также увлекаюсь научной фантастикой, и мне было интересно, как Туомасу удастся передать все эти теории через песни. Ему удалось и обобщить, и подчеркнуть эту тему, не теряя при этом поэзии.

- Расскажите нам подробнее о вашем увлечении наукой.

- У моего отца были большие иллюстрированные книги про Вселенную. Эти фотографии и книги были мои самыми любимыми, когда я был маленьким. Всё – от туманностей до других галактик, которые были сфотографированы лучшим оборудованием. Это были чудесные вещи. Не знаю, откуда взялось это восхищение, но так оно и было. Я читал книги и смотрел про четырёхлапых боевых марсианских обезьян Джона Картера. Каким-то образом всё это связано с моим детством.

- Одно из самых больших чудес, которое я люблю приводить в пример, когда объясняю, что наука – это круто, - это то, что мы с вами делаем сейчас. Когда мы сидим здесь и двигаемся, мы двигаем все эти молекулы и атомы. Потрясающе осознавать, что всё это образовалось из звезды несколько миллиардов лет назад. С самого начала Вселенная состояла из водорода и нескольких атомов гелия. Потом это все сконцентрировалось в более плотные и тяжёлые вещества. Всё железо в наших венах и углекислый газ в наших мышцах были созданы так давно, что мы даже не можем осознать эти гигантстские цифры. Чёрт, это потрясающе!

- Как вы отреагировали, когда британский этолог и биолог-эволюционист Ричард Докинз согласился принять участие в новом альбоме?

- Должен признать, что я не читал его книг. Наверное, Туомас прочёл их все, но я предпочитаю чтение для развлечения. Наука, которой увлекаюсь я, скорее оформлена в виде статей. Я также предпочитаю документальные фильмы книгам, конечно, если это не научная фантастика. Хотя я знал о том, кто он, и об интересном факте, что его одновременно восхваляют и ненавидят. Кажется, мы пробудили кое-какие чувства на разных форумах и сайтах. Я имею в виду, как сегодня можно снова провозгласить «бунт» хэви-метала? Ты просто приглашаешь биолога-эволюциониста, и внезапно твой материал становится противоречивым!

- Я доверяю способности Туомаса писать песни, но когда ты ныряешь в самую глубину такой науки, нужно быть очень осторожным, чтобы в итоге не получилось что-нибудь пошлое или фривольное. Однако, когда я читал тексты, я почувствовал, что он заходит с правильной стороны. Ему удалось сохранить тему чуда нашей жизни на вполне понятном уровне.

В июне 1985 на обложке журнала National Geographic была напечатана фотография молодой афганской женщины, чьи глаза и пристальный взгляд сделали её иконой борющегося Афганистана. Впервые её имя стало известно в 2002 году, а в 2015 её история снова рассказывается в песне The Eyes of Sharbat Gula.

- Туомас объяснил, что фотография произвела на него сильное впечатление – тем, чтО она символизирует сегодня по всему миру. Политические и религиозные режимы контролируют людей и манипулируют ими. Это происходит не только на Ближнем Востоке, но везде, даже здесь, в Скандинавии.

- Как важно для музыканта обсуждать эту тему?

- Мне сложно обсуждать важность этого, я действительно не смотрю на это с этой точки зрения. Мы не видим себя в роли проповедников абсолютной истины. Скорее, мы удивляемся зверствам, которые происходят. Если ты об этом пишешь, возможно, кто-то будет говорить об этом, но в данном случае это скорее бонус. Конечно, можно заниматься этим делом просто, чтобы развлекать людей, но если ты конкретен и что-то вкладываешь в свои песни, они становятся более убеждающими. Есть риск перейти границы, тебя могут обвинять в наивности, но этот риск стоит того. Баланс хорош, но если бы у нас не было смелости бросать себе вызов и мы бы просто перестраховывались, не думаю, что я остался бы в группе.

Три года назад Nightwish выпустили альбом Imaginaerum. С тех пор два участника были заменены и ещё один пришёл в группы. Шведская вокалистка Анетт Олзон была заменена Флор Янсен (ReVamp, ex-After Forever), у барабанщика Юкки Невалайнена появились другие обязанности из-за проблем со здоровьем, а мульти-инструменталист Трой Донокли (The Bad Shepherds) стал постоянным участником.

- Трой играет на всём – от волынки и гитары до бузуки. Кроме этого, он поёт, и по-человечески он отлично сочетается со всеми нами. Он разделяет наш юмор и способности творить всякое дерьмо, и это была одна из причин, по которой мы взяли его в группу. И он, и Флор были с нами во время всемирного тура Imaginaerum в 2013 году, и потом мы воспользовались шансом предложить им обоим стать постоянными участниками.

- Что касается Юкки, мы начали репетировать с ним. Он был очень увлечён, но очень скоро его трудности с бессонницей вернулись. По какой-то причине эти проблемы были связаны с группой, и как только они вернулись, его мозг перегрузился. Это странно, потому что он говорит, что любит музыку и группу, но если ты неделю не спишь, в конце концов ты будешь чувствовать себя, как будто твой мозг горит. Перестаёшь думать нормально, а у него были проблемы с этим много лет. Это было его собственным решением отказаться от записи, и именно он связался с Каем Хахто (Wintersun) и спросил его, может ли он заменить его. Юкка – по-прежнему важная часть группы, он занимается всем, что связано с бизнесом группы. Он, в числе прочих, создал эту группу своими руками, и, конечно, его место остаётся с нами. У него нюх на бизнес, он занимается той частью жизни группы, которая, скорее всего, вызвала бы бессонницу у меня.

- А Флор? Кажется, она очень воодушевлена группой, переехала из Нидерландов в Финляндию и пытается выучить финский.

- Я поистине восхищаюсь ей. Она так мотивирована и очень походит динамике нашей группы. Мы ездили в тур с ней и раньше, когда она пела в After Forever. Когда Анетт внезапно покинула группу, Флор была первой, о ком мы подумали. Нам было нечего терять, и поэтому мы так идеально подошли друг другу. Все мы хотели, чтобы это сработало. Кроме этого, нам было весело, и мы получали удовольствие от путешествия.

- Мы играли в House of Blues в Новом Орлеане, а потом проводили время во французском квартале в абсент-баре. Через какое-то время пришли фанаты с концерта и начали разговаривать с Троем. Они спросили про Флор, про то, каково с ней иметь дело. В это время она стояла неподалёку с толстой сигарой во рту и со стаканом абсента в руке, похлопывая другой рукой полицейскую лошадь. Вот что ответил Трой: «Вон она стоит, и она потрясающая!»

Перевод взят отсюда.


Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz