Интервью Флор Янсен о беременности, отношениях с бывшими вокалистками Nightwish, прошлом и планах на будущее (MetalHammer, 2018)

Флор Янсен отлично помнит первый раз, когда её высмеяли, но она справилась с этим. Это произошло в ранние нулевые, когда она и её группа After forever были в туре с множеством, преимущественно мужских, европейских металл-групп. Присутствие на сцене вокалистки для некоторых было слишком: менее просвещенная часть  публики погрузилась в пропитанную тестостероном истерию. «Негатив лился на меня все время" - говорит она. "Посмотрите-ка! Здесь женщина!". В самом начале я думала, что так и должно быть, что это часть процесса. Но потом подумала "Реально?" Они также кричали "Slayer!" или "Сиськи". Ok, мы не Slayer и у меня есть сиськи - какие же вы внимательные! Мы можем продолжать?»

Учитывая, на их нежелательное внимание было сфокусировано на исключительно женских частях тела, ей пришлось, по её словам быть «прямолинейной и сильной и не бояться сделать вызов». То, что подобное произойдет, было неизбежно. Флор не помнит дату, площадку, где это случилось, но она точно помнит свою реакцию.

«Парень просто тупо кричал мне в лицо: "УХ! СИСЬКИ!" Он не затыкался. В конце концов, я просто сказала: Смотрю, у тебя большой рот, почему бы тебе не подойти и не высказать все это мне в лицо после концерта?»

Толпа, как она помнит, громко вздохнула. Шестифутовая голландка, у которой кончилось терпение, вооруженная взглядом, несущим смерть, публично предложила подраться пьяному троглодиту. Сразу было понятно, кто выйдет из этой битвы победителем.

«Да, я предложила этому чуваку подраться - говорит она. Сработало как по волшебству. Больше он не сказал ни слова».

Она приподнимает бровь и говорит: «Если вы хотите быть такими же тупыми, то непременно сделайте так же. Но вы не заслужите больше моего внимания».

Если учесть все это, то иронично, что симфонический металл всегда был фронтом борьбы за гендерное равенство на протяжении последних 20 лет. Есть несколько жанров, где женщинам предоставлена важная роль: от Шарон день Адель из Within Temptation и Симоны Симонс из Epica до Флор самой. Но до тех пор, пока главными в группах будут мужчины (в Nightwish - это, например, Туомас Холопайнен), то все это будет выглядеть гораздо менее эксклюзивно, чем в других, предположительно более прогрессивных, стандартах музыки.

«Есть люди, для которых я являюсь ролевой моделью, мне кажется. Во-первых я думаю...(издает пренебрежительный звук)...но потом мне кажется, что это слишком лестно. Я не хочу, чтобы люди меня копировали. Я хочу, чтобы вы нравились самим себе. Вы достаточно хороши. В конце-концов, я не хочу чтобы люди думали, что быть мной - это круто.

Мы сидим по-ледяному холодной фотостудии в промышленном районе на окраине Готенбурга. Флор живёт в полутора часах езды отсюда со своим партнёром - барабанщиком группы Sabaton Ханнесом Ван Далом и их десятимесячной маленькой дочкой Фреей.

Сейчас первая неделя января. Через несколько дней Флор встретится с другими участниками группы Nightwish, чтобы обсудить предстоящий тур по США и Европе в поддержку альбома лучших хитов группы Dacades. Это будет первый раз, как они встретятся с конца 2016. Для вокалистки заранее спланированный перерыв и беременность идеально совпали, и мы не думаем, что это было случайно. «Мне кажется, очень много людей думает, что перерыв был из-за моей беременности», говорит она. «На  самом деле беременность случилась из-за того что у нас был перерыв. Это большая разница». Когда идея перерыва обсуждалось первый раз, Флор не была в восторге от этой идеи. Она была уже в группе на протяжении нескольких лет, и её батареи были до сих пор полностью заряжены. «Это не было так, как если бы я сказала: да давайте сделаем перерыв!  Это было больше как: вот блин!» Но идея начала формироваться в её голове. Она и Ханнес уже обсуждали идею завести ребёнка, и это был идеальный шанс. «Мы группа из шести людей» - говорит она. «Когда один решает сделать что-то, то это влияет на всех. Потом я начала думать: а в год перерыва ведь будет время! И я смогу реализовать свои собственные планы, ха ха ха! Очень много вопросов нужно решить, когда дело касается беременности, вы знаете…» На сцене и на записи Флор - это главное лицо. Её голос очень сильный и эмоциональный. Очень чёткий, но в то же время гибкий - как сама сила природы, которую она может контролировать. Сегодня она сидит, скрестив ноги, на низком диване, она открыта и дружелюбна, но до тех пор, пока вокруг неё все спокойно и тихо. Она говорит, что нетерпима и обладает низкой толерантностью по отношению к идиотам.

«Каждый человек встречает много идиотов в силу своей работы, не только в музыке» - говорит она. «Но я нетерпимо отношусь к таким вещам, что в свою очередь делает идиоткой меня. Это нечестно».

Флор Янсен определенно не дива, по крайней мере, сегодня. Это прозвище на букву «д» преследует её на протяжении нескольких лет. Это обвинение, которым размахивают как оружием люди, которые не могут постичь того, что женщине в её положении приходится каким-то образом бороться со всем окружающим её дерьмом. В 2014-м году она была вынуждена написать открытое письмо в ответ на критику того, как она ведёт себя с фанатами. Краткий смысл письма был в том, что она говорила: «Я не высокомерная сучка» (Её мужчинам-современникам никогда бы не пришлось оправдываться за подобное).

 «Меня очень огорчило, что пришлось написать его», - говорит она, выглядя искренне переживающей. «Я чувствую себя неправильно понятой. Но я стою на своём. Люди думают, что, когда они подходят ко мне, кричат мне в ухо, то получат от меня то, что они хотят. Я повернусь к ним, улыбнусь и сделаю снимок, но я не чья-то марионетка. Просто потому, что я пою в группе, люди не могут мне диктовать, что бы они там ни хотели от меня получить».

В наши дни она редко использует социальные сети. Она не была в Твиттере  уже в течение нескольких месяцев, если не лет, и она едва ли может скрыть свое презрение в отношении исполнителей, кто «постит по 12 фотографий себя в Instagram каждый день». Она была мишенью такого рода апоплексической онлайн-ярости, не в последнюю очередь из-за интервью в Хаммере, в котором она назвала Slayer «ужасной группой».

 «Все эти штучки из соцсетей смехотворны», - говорит она, раздраженно закатывая глаза. «Все могут сказать, что они хотят все время. Это прекрасно, теоретически, но это не цивилизованно. Представьте, что вы заходите в бар, и все в этом баре говорят так, как говорят люди Интернете. Они просто неискренне улыбаются во все 32 зуба. Соцсети - это ..."

Она выглядит так раздраженно, что даже не может подобрать нужных слов. В конце-концов, она издает продолжительный презрительный звук, высунув язык.

Она не всегда была такой пуленепробиваемой. Как и у подростка, начинающего осознавать, что у него есть голос, у нее было обычное сочетание уверенности и неуверенности. Физически ее высота была преимуществом. Когда речь шла о пении - у нее была сила и презентабельность. Но это также означало, что она выделялась среди своих сверстников.

 «Я была высокой, и меня долго из-за этого дразнили», - говорит она. «В течение многих лет надо мной серьезно издевались. Это было не очень приятно. Я была одиночкой в течение долгого времени. У меня были только один или два друга».

В музыке нашлось утешение. Она записалась на участие в постановку «Иосиф и его удивительный разноцветный плащ снов» в высшей школе. «Вот где я начала общаться с людьми, которые не обращали внимания на вещи, которые, по-видимому, расстраивают других людей. Например, на то, что ты высокая или у тебя другой акцент, из-за того, что ты приехала из другой области».

В 1999 году она окончила школу и была зачислена в Академию рок-музыки - новый музыкальный институт в голландском городе Тилбург, созданный для взращивания местных талантов (в том же году в этом туда были зачислены члены рок-группы Krezip и рэпер Cilvaringz).

 «Все подавали заявку на это, но было всего 40 или 50 мест, поэтому шансы поступить были малы», - говорит она. «Но я прошла. Недостатком было то, что Академия ещё не была достаточно развита, поэтому мы серьёзно были как подопытные кролики. Многому меня там не научили».

Важным оказалось другое.

К тому времени она уже была участницей After Forever - одной из первых волн выдающихся симфонических металлических групп, появившихся в 1990-х годах. Она присоединилась к ней года два назад в возрасте 16 лет. Преобладающее мужское окружение, металл-группа 1990-х годов – всё это могло быть запугивающим предложением для девочки-подростка без опыта работы в музыкальной индустрии, но она так не считает.

«Это было довольно легко», - говорит она, пожав плечами. «Я всегда считала себя одной из парней, не будучи при этом пацанкой. Высокий рост мне помогал не быть легко оскорбленной и принимать некоторые вещи как должное. Всё это «я тоже» - было не про меня. В основном потому, что я была ростом 1,83 м, и у меня был свой взгляд на вещи.

After Forever имели успех. У них появилась огромная фан-база, в основном в Европе, но они никогда не были так известны, как Nightwish. Когда в 2009 группа распалась, это тяжело ударило по Флор.

«Двигатель сломался» - говорит она c сожалением.

Мы сделали перерыв, чтобы посмотреть, можно ли вырезать некоторые части и починить их, но, к сожалению, я была единственной, кто этого хотел. Для меня всё это оказалось огромным ножом в спине».

Её беды на этом не окончились: наступил финансовый кризис. Она смогла остаться на плаву, участвуя в мастер-классах пения и появляясь на странных трибьют-альбомах. Внезапно лишней работы не стало.

 «Мне уже скоро должно было исполниться 30, я знала, сколько усилий требуется для создания новой группы с нуля», - говорит она. «Я подумала: Хочу ли я снова это сделать? Хочу ли я попробовать себя в разных музыкальных стилях? Хочу ли я полностью перевернуть свою карьеру? Это было нелегкое время».

Она преодолела себя и снова погрузилась в работу с новой группой ReVamp, выпустив одноименный дебютный альбом в 2010 году. «Я хотела  что-то тяжелее, чем было раньше, что-то бескомпромиссное», - говорит она. «А потом у меня наступило выгорание».

Выгоранием голландцы называют физическое и умственное состояние, наступающее из-за сочетания стресса, переутомления, усталости и других связанных с этим вещей. Это что-то между нервным истощением и клинической депрессией, и это настоящая проблема в Нидерландах - согласно отчету 2016 года, один из 17 человек страдает от этого.

 «Уровень стресса становится высоким, нарушая баланс гормонов», - говорит она. «У вас выделяется адреналин в течение дня, вы проходите через максимумы и минимумы, максимумы и минимумы в своём настроении. С выгоранием у вас больше нет минимумов.

Ваше тело продолжает работать на максимуме и при этом вы не можете расслабиться. И невозможно так долго выдержать, так как вы действительно устали.

Это приводит к странным последствиям.

Для Флор симптомы были изнурительными. У неё начались инфекции горла, которых у неё раньше никогда не было.

Ее дыхание стало коротким. Ей было трудно подняться по лестнице. «Вы так устаёте, что теряете всю жажду к жизни», - говорит она. «Я сдавала анализы, мой сердечный ритм, объем легки - все выглядело хорошо, но было очевидно, что что-то не так. Я выглядела дерьмово и чувствовала себя дерьмово».

Это было, по ее словам, единственное время в ее жизни, когда она была близка к тому, чтобы оставить музыку. «Я ненавидела её, - говорит она. «Мне казалось, что она ужасна».

Я не хотел слушать её, я не могла петь, у меня не получалось каждый раз, когда я пыталась. Но я был слишком упряма, чтобы отказаться от неё.

Она  облегчила нагрузку с ReVamp и немного начала преподавать то здесь, то там. Группа начала работу над вторым альбомом незадолго до того, как она заболела, и она предварительно уцепилась за работу над ним как за спасительный круг. Постепенно на начала чувствовать себя лучше. Возвратилась и её уверенность в свои силы. Она приготовилась перезапустить следующий этап ReVamp.

А потом она получила телефонный звонок, который изменил её жизнь.

В первый раз Флор вышла на сцену с Nightwish в Showbox в Сиэтле, в 1 октября 2012 года.

Предыдущая вокалистка группы Анетт Ользон, неожиданно покинула группу за два дня до этого в середине тура. Анетт позже утверждала, что ее уволили, потому что она сказала группе, что она беременна. Группа решительно отвергает эти обвинения.

Флор получила роковой телефонный звонок на свадьбе своей сестры. Она знала Туомаса и Nightwish после их совместных гастролей с After Forever 10 лет назад. Она также знала их музыку, но не так близко, чтобы ей не понадобился бы ускоренный курс изучения песен по пути к ним.

«Когда они попросили меня прилететь и сделать это, я сказала:« Да, хорошо, я сделаю это», - говорит она. «Была ли я слишком самоуверенна?» Нет. Ну, может быть. Вам нужна доля самоуверенности, чтобы взять и сказать: «Да, я хочу присоединиться к одной из самых больших групп в этом жанре, и нет, я не знаю пока сетлист».

Она приехала, и обнаружила группу в режиме пожаротушения. Их приоритетом было просто закончить тур; не было вопроса, чтобы устроить прослушивание на место вокалистки.

 «Абсолютно нет, - говорит она. «В этот момент это было действительно: «Как мы будем делать эту работу? » Я определённо не думала: «Ну, теперь я вокалистка Nightwish», я действительно так не рассуждала. Я думала, что это здорово, что они выбрали меня из всех тех, кого могли бы позвать. Это было несчастливое время, группа не очень хорошо себя чувствовала».

Предложение присоединиться к Nightwish в качестве полноценной вокалистки поступило через 10 месяцев. Разговор произошел в баре отеля после выступления на фестивале в финском городе Тампере. «Я сказала «да», рассмеялась, заплакала... и тогда я никому ничего не могла сказать», - говорит она. «Это был разговор не со всей группой. Поэтому мне пришлось притвориться, что мы только что поговорили о сетлисте  для следующего концерта или чего-то еще».

Флор объясняет, чего мы можем ожидать от ее нового классического рок-проекта Northwards.

Флор Янсен будет вкладывать свою энергию в Nightwish в начале 2018 года, но это не единственное, что у неё на примете. Певица выпустит альбом со своим новым сторонним проектом  Northwards в течение следующих 12 месяцев.

Northwards появилась в результате сотрудничества с Йорн Вигго Лофстардом - гитаристом норвежской группой Pagan's Mind, играющей  прогрессивный метал. Корнями проект Northwards простирается аж до 2008 года, когда Флор ещё была участницей After Forever. «Работа с новой группой заняла свободный год, и мы вместе записали альбом с песнями, - говорит Флор. «Запись мы начинали уже давно, но я тогда отложила её, потому что после того, как After Forever распалась, я была занята работой с ReVamp».

Когда Nightwish взяли перерыв в 2017 году, Флор решила возродить идею с Йорном Вигго. «Мы сказали: «Должны ли мы закончить этот альбом? Мы слушали песни, и, черт возьми, мы были очень довольны тем, что мы сделали».

Флор говорит, что альбом, который будет выпущен позднее в этом году, после компиляции Nightwish «Decades» - это поворот налево от симфонического звучания её основной группы. По звучанию альбом будет ближе к классическому року.

 «Одна песня немного похожа на Deep Purple, на другой я пыталась стать Робертом Плантом, а другая немного похожа на Halestorm», - говорит она. «Это не сольный альбом, это то, что я могу сделать своим голосом, просто шанс попробовать что-то новенькое».

Она отвергает предположение о том, что присоединение к Nightwish было ее последним шансом. «ReVamp в тот момент ещё не распадались», - говорит она. «И я слишком боялась думать: «Черт с ними». Тогда ещё не всё не было закончено».

Она говорит, что она получила электронное письмо от Анетт Ользон, когда объявили новость о том, что её взяли в Nightwis. «Она написала, чтобы пожелать мне удачи. Это было здорово».

Отношение Флор к Анетт и, особенно, к Тарьей Турунен отличается от отношения мужской составляющей группы. В ноябре 2013 года на фестивале Metal Female Voices в Бельгии она и Тарья вместе спели кавер на песню гитариста 80-х годов Гэри Мура «Over The Hills And Far Away» (который был перепет Nightwish ещё в 2001 году). В конце 2017 года они снова объединилась, чтобы спеть вместе на испанском рождественскую песню Feliz Navidad. Она отмечает, что оба они всегда ладили, даже после того, как Тарья была уволена из группы в 2005 году. Общаются ли они на отвлеченные темы, когда встречаются?

 «Нет» - говорит она после некоторой паузы.

Вы обсуждали ваш опыт в Nightwish?

 «Да, на самом деле, мы обсуждали. Но чего я не хочу – так это вмешиваться во всё это. То, что произошло между ней и парнями остаётся между ними. Я тут не при чём».

Новая компиляция Nightwish «Decades» официально отмечает конец их года перерыва. Ретроспектива будет состоять из двух дисков. Песни, расположенные в обратном хронологическом порядке, охватывают три разных эпохи группы (четыре, если считать огромный шаг, который они совершили между альбомами Wishmaster and Century Child). Для Флор - это празднование её времени в группе, но признания того, что она занимает важное место в их истории. Она говорит, что были разговоры о перезаписи некоторых из ранних песен с её голосом, но эта идея была быстро устранена.

 «Это было бы как перезаписать время... Это было бы как ...» - она ищет подходящее сравнение - «... написать историю Англии и заменить в ней королеву Елизавету её сестрой. Эти песни уже есть, и было бы неуважительным с моей стороны перепевать их. Эти песни являются частью истории Nightwish, так же как и вся эта мыльная опера».

По ее словам, уже есть планы на новый студийный альбом, хотя они в основном пока обитают в голове Туомаса Холопайнена. «Он - сила природы, он просто должен писать. Я знаю по общению по электронной почте и по телефону, что он уже компонует всё вместе, но я еще не слышала ничего из этого. Наш тур (тур Decades, который включает в себя хэдлайнерское выступление в качестве хэдлайнеров на  Bloodstock в августе) – вот на чём мы фокусируемся в этом году. 2019 год станет хорошим годом для нового альбома, но пока тур в первую очередь.

Попытка симфонического металла бороться за  гендерное равенства не совсем распространяется на процесс написания песен Nightwish, которое во многом находится в руках Туомаса. Флор считает, что это из-за того, что сама группа - это видение одного человека, не из-за эндемичного сексизма. «Если бы у меня было что предложить, то я уверен, что Туомас был бы открыт для этого», - говорит она. «Но, как он пишет, это не очень важно. Он просто хорош, а его звук - звук Nightwish». Идея в её устах звучит вполне комфортно. Если бы это было бы не так, то, как вы понимаете, ее товарищи по группе первыми узнали бы этом. Вы не доберётесь так далеко, окружив себя идиотами и дураками. Флор Янсен, может, и не носит мантию предводительницы женщин-вокалисток всюду, но иногда действия говорят гораздо громче, чем слова. Перевод для RussianGlow&Nightcom Илюсы Аксаитовой. При копировании указывайте автора и источник. Спасибо!

Отправить ответ

1 Комментарий на "Интервью Флор Янсен о беременности, отношениях с бывшими вокалистками Nightwish, прошлом и планах на будущее (MetalHammer, 2018)"

avatar
Сергей

Флор Янсен это что то слов нет красавица и голос ок